Почему в РК экс-таможенники уходят на пенсию в 48 лет, а шахтеры в 63 года

Цена вопроса не так велика, как считают чиновники.

Как известно, в Казахстане в июне этого года минфин принял постановление, согласно которому бывших сотрудников таможенных органов приравняли к военнослужащим и дали закону обратную силу. Таким образом, все сотрудники таможенных органов, перешедшие в службу экономических расследований минфина, а также бывшие таможенники, уже уволенные из СЭР, по наступлению 48 лет могут уйти на заслуженную пенсию.

Напомним, данному событию предшествовала небольшая «битва» бывших таможенников и минфина. Этот вопрос поднимали на отчетной встрече министра с населением, проходили суды, потом была акция с плакатом «Минфин, верни заслуженную пенсию». И минфин вернул. Как ранее заявлял в бытность главой минфина Алихан Смаилов, ныне пересевший в кресло вице-премьера, в таможенных органах насчитывается более пяти тысяч человек.

«Им всем придется тогда делать выплату по выслуге лет, на что потребуется более 10 млрд тенге», – сообщал Алихан Смаилов. Как известно, бывшие сотрудники таможенных органов, перешедшие в СЭР, относятся к подразделению МФ. Таким образом, к «своим» пошли навстречу.

Однако минфин не единственный госорган, который переживает за своих служащих. Буквально на прошлой неделе МИД инициировал изменения в закон о дипломатической службе. Согласно нововведениям, ветеранам дипслужбы РК, занимавшим должность чрезвычайного и полномочного посла Казахстана, постоянного (полномочного) представителя РК при международной организации, или имеющим дипломатический ранг чрезвычайного и полномочного посла, при наличии общего трудового стажа не менее 25 лет, в том числе 15 лет работы в органах дипломатической службы РК, ежемесячно выплачивается денежная выплата в порядке и размерах, определяемых правительством РК.

Между тем, кроме таможенников и дипломатов, имеется масса профессий, которые остаются за бортом в части раннего выхода на пенсию. К примеру, ежегодно в преддверии Дня шахтеров отраслевой профсоюз работников угольной промышленности поднимает вопрос пересмотра правил выхода на пенсию работников данной отрасли. Если таможенники и дипломаты относятся к белым воротничкам и им пошли навстречу, вызывает недоумение, почему такой шаг не делают в сторону шахтеров и горняков, в прямом смысле не видящим белого света.

При этом, к примеру в соседней России существует список производств, работ, профессий и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту на льготных условиях.

Так, в перечне перечислены вакансии с так называемыми вредными условиями труда (это значит, что негативное воздействие на организм человека оказывают факторы производственной среды, например излучения, шум, отходы, химические реакции). Всего в него включены 24 отрасли, в основном связанные с добывающей и обрабатывающей промышленностью. Так, мужчины, занятые в отрасли, уходят на пенсию в 50 лет, женщины – в 45 лет.

Получается, что российские коллеги казахстанских шахтеров выходят на пенсию в 50 лет, казахстанцы трудятся в шахтах до 63 лет, в скором времени с повышением пенсионного возраста будут работать до 65 лет, то есть разница составит целых 15 лет.

Стоит напомнить, что список профессий, которым положен ранний выход на пенсию, в советское время составляли согласно научным медицинским данным, по которым 50 лет – это верхний предел для работы в опасных для здоровья условиях. Со времени обретения независимости уже казахстанский минздрав подтвердил эти данные. Однако это не изменило положение дел – чиновники считают, что у шахтеров достаточно здоровья заниматься тяжелым физическим трудом до 63 лет.  

За шахтерами пойдет волна?

Казахстанское правительство боится поднимать вопрос раннего выхода на пенсию работников, которые трудятся в условиях, опасных для жизни и здоровья. Однако, если пошли навстречу к одним, то почему не идут к другим? Получается, что чиновники считают, ранний выход на пенсию сотрудников таможенных органов не понесет за собой вала недовольства представителей других специальностей, а выход шахтеров обязательно поднимет волну негодования.

Между тем если оперировать цифрами, то во время распада Советского Союза, по данным профсоюза, в угольной промышленности Казахстана трудилось свыше 200 тысяч человек. В настоящее время их количество сократилось в 10 раз. На сегодняшний день в отрасли трудится 29 тысяч человек со всеми шахтами, заводами, фабриками и разрезами в угольной отрасли. Не все они могут претендовать на ранний выход на пенсию – из них необходимо вычленить только шахтеров, которые работают непосредственно под землей, и рабочих в открытых горных работах, которые трудятся на глубине в разрезах. Таким образом, получается менее 20 тысяч человек. Можно предположить, что данное количество не настолько катастрофично, что их ранний выход на пенсию сильно ударит по бюджету. К тому же, если верить официальным данным, в ЕНПФ накоплено 11 трлн пенсионных отчислений, наверняка, выход на пенсию небольшого количества шахтеров не разорит пенсионный фонд. Если проводить аналогию с бывшими сотрудниками таможенных органов, которых насчитывается пять тысяч человек и потребовалось 10 млрд тенге, чтобы обеспечить им ранний выход на пенсию, то для того, чтобы отправить на пенсию 20 тысяч шахтеров, потребуется 40 млрд тенге. Это всего лишь 0,0036% от существующих 11 трлн пенсионных накоплений.

По данным комитета по статистике, число пострадавших при несчастных случаях, связанных с трудовой деятельностью, в том числе со смертельным исходом, в 2018 году (последние данные) в Казахстане составило 2160 человек, из них первое место занимает Карагандинская область – 430 случаев и ВКО – 282. Отметим, в этих двух областях сконцентрирована большая часть казахстанских шахт и рудников.

По официальным данным, средняя продолжительность жизни мужчин в РК составляет 63,2 года, что не намного больше положенного выхода на пенсию – 63 года. Таким образом, государство дает право недолго пожить на пенсии, однако в отношении большинства шахтеров и горняков выход на пенсию в 63 года синонимичен значению «никогда». Официальной статистики, сколько составляет коэффициент дожития шахтеров до пенсии, никто не ведет. Однако, учитывая, что среднестатистический казахстанский мужчина не доживает до пенсии, таковых порядка 40%. Те, которые доживают, к сожалению, живут на пенсии недолго – год-два, дольше не позволяет жить все повышающийся пенсионный возраст. Отсюда вопрос: почему экс таможенникам, дипломатам и военнослужащим можно прожить на пенсии теоретически 15 лет, а шахтеры при не менее тяжелой и опасной работе вынуждены трудиться эти 15 лет и теоретически не дожить до пенсии? Майра Медеубаева

https://inbusiness.kz/ru/news/pochemu-v-rk-eks-tamozhenniki-uhodyat-na-pensiyu-v-48-let-a-shahtery-v-63-goda
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в vk
VK
Ad

Другие новости

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *