Канат Кудайберген: Геологоразведка — это инвестиции в будущее

Истощение запасов и отсутствие новых месторождений в Казахстане в среднесрочной перспективе грозит спадом в горнорудной отрасли. Такое мнение озвучил председатель правления АО «НГК «Тау-Кен Самрук» Канат Кудайберген.

О том, как национальная горнорудная компания стимулирует рынок геологоразведки, какие проекты в работе у «Тау-Кен Самрук» и готовы ли ведущие горнодобывающие компании мира инвестировать в изучение недр Казахстана, в интервью с Канатом Кудайбергеном.

TENGRINEWS:

Понимание, что необходимо срочно развивать геологоразведку, в Казахстане есть. На правительственном уровне много говорят о том, что нужны инвестиции, принимаются активные меры для стимулирования рынка, но существенного результата пока нет. В чем проблема? Неужели иностранных инвесторов не интересует работа в Казахстане?

Канат Кудайберген

Казахстан считается одним из самых интересных регионов в мире с точки зрения геологии. И не только потому, что наша земля богата природными ресурсами, но и по причине того, что запасы полезных ископаемых имеют исторические подтверждения. Причем это не только советские исследования, но и, например, данные, полученные английскими геологическими службами. До революции в Казахстане англичане вели довольно активную работу именно в сфере добычи и геологии.

Кроме этого, в Казахстане комфортный инвестиционный климат, стабильная политическая и экономическая ситуация, на основе положительного опыта Западной Австралии разработан и принят Кодекс «О недрах», основной принцип которого – «первый пришел, первый получил» (речь о лицензиях на недропользование – прим.) — казалось бы, сделано все для того, чтобы инвестиции потекли рекой. Однако мы видим, что серьезные иностранные инвесторы часто делают выбор не в пользу нашей страны, вкладываясь, например, в проекты в той же Африке — ЦАР, Либерия, Намибия… список можно продолжить. Почему так происходит? Почему инвесторов не останавливает политическая и экономическая нестабильность в этих странах? Объяснение одно: во всех этих странах имеется доступ к информации, есть цифровые общедоступные банки данных. Если открыть, скажем, сайты геологической службы той же Намибии или Либерии, то мы увидим геологические карты с оцифрованными данными обо всех проведенных ранее исследованиях и полным описанием тех или иных участков. То есть даже дистанционно можно дать предварительную оценку месторождениям.

У нас же происходит совсем по-другому. В архивах хранятся исторические геологические отчеты, причем в бумажном виде. Их нельзя копировать или фотографировать, данные необходимо выписывать вручную. Иногда у специалистов уходят недели и даже месяцы на работу с архивами. Затем, после того как находятся интересные территории, формируются заявки в МИИР. Согласно Кодексу «О недрах и недропользовании» в течение 10 дней должна быть выдана лицензия. Однако на данном этапе возможен отказ, если выяснится, что участки находятся на территории, где запрещаются работы, связанные с недропользованием. Приходится корректировать заявку и повторно подавать заявки в МИИР. Но и получение лицензии не является гарантией того, что компания-недропользователь сможет начать запланированные работы: прецеденты, когда выдавались лицензии, по которым нельзя работать, у нас были совсем недавно. Получается, из-за отсутствия доступа к информации тратятся и государственные ресурсы, и ресурсы компаний-недропользователей, и время. То есть по закону условия как бы созданы, а фактически — нет.

Очевидно, поэтому к геологоразведочным проектам в нашей стране многие иностранные инвесторы относятся настороженно.

Казахстану нужен национальный цифровой банк геологических данных. Это должен быть открытый для всех, постоянно обновляющийся новой информацией источник, интегрированный с земельным кадастром и картой инфраструктурных объектов.

TENGRINEWS:

Но ведь сейчас инвестиционный рынок сокращается во всем мире, и это связано не только и инфраструктурными проблемами. Коронакризис заставляет бизнес менять планы, откладывая реализацию дорогих проектов. Насколько сейчас актуальны такие длинные инвестиции, учитывая высокую степень риска геологоразведки?

Канат Кудайберген

Геологоразведка на сегодняшний день — одно из самых привлекательных направлений в горнорудном секторе. Мировая тенденция такова, что многие крупные компании идут в геологоразведку несмотря на риски, в противном случае горнорудная промышленность столкнется с серьезным кризисом, вызванным дефицитом ресурсов. Новых месторождений становится все меньше, почти все залежи, находящиеся близко к поверхности, разработаны, добывать ресурсы становится все сложнее. Казахстан – не исключение. У нас на рынке сейчас нет новых проектов. Все значимые месторождения были разведаны еще в советский период, где-то они эксплуатируются до сих пор, где-то уже нет, но факт в том, что новых данных по разведке и крупных месторождений за последние 30 лет не появилось.

«Степень неизученности» территории позволяет Казахстану активно наращивать объемы геологоразведки — в Казахстане имеются значительные перспективы для новых открытий. Конечно же, есть финансовые риски, связанные с возможностью необнаружения коммерчески значимых месторождений, но эти риски совсем не такие, как было еще лет 15-20 назад. Новые технологии позволяют существенно снизить степень рискованности и уменьшить стоимость геологоразведки — применение дистанционного зондирования спутниками, аэрогравиразведка, использование беспилотных летающих аппаратов, масштабная цифровизация геологических данных.

TENGRINEWS:

Какие геологоразведочные проекты сейчас реализует ТКС?

Канат Кудайберген

Сейчас у нас в работе два крупных инвестиционных проекта совместно со стратегическими партнерами — «Фортескью Казахстан» и юниорской компанией Discovery Ventures Kazakhstan, успешная их реализация станет существенным вкладом в повышение изученности недр Казахстана.

В рамках сотрудничества с «Фортескью» поисковые работы ведутся на площади порядка 18 000 квадратных километров на территории Карагандинской, Актюбинской и Кызылординской областей.

Совместно с юниорской компанией Discovery Ventures Kazakhstan мы начали геологоразведку на территории Жамбылской, Карагандинской и Восточно-Казахстанской областей. Операторское соглашение предусматривает разведку золота, меди, цинка и сопутствующих металлов.

Кроме того, мы сейчас ведем поисковые работы на Кундыздинском и Берчогурском участках Актюбинской области. Также мы заинтересованы в расширении минерально-сырьевой базы проекта «Алайгыр» и рассчитываем получить положительные данные геологоразведки по месторождениям Беркара и Самомбет. На этих двух участках планируем проведение геологоразведочных работ до 2025 года.

TENGRINEWS:

Помимо этих проектов, какие еще задачи ТКС ставит себе по стимулированию развития рынка геологоразведки?

Канат Кудайберген

Мы видим большие перспективы в развитии юниорского рынка. В рамках программы поддержки юниоров «Тау-Кен Самрук» готов профинансировать до 49 процентов от стоимости проекта, оказать экспертную и маркетинговую поддержку, помочь довести проект до коммерчески привлекательного уровня. Здесь важно понимать, что мы не покупаем долю, а даем деньги на развитие, так называемый cash in. Интерес к программе высокий – уже поступило более 100 заявок, предварительно отобраны 6-7 перспективных юниорских проектов.

Также совместно с МФЦА мы разработали правила привлечения финансирования для горнорудных юниорских компаний. На AIX открыта специальная площадка с облегченными требованиями для эмитентов. Не секрет, что биржа предъявляет к публичным компаниям высокие требования: подтверждение состоятельности аудитом большой четверки, технический аудит, публикация информации о ключевых событиях и так далее, эмитенту не обойтись без различных консультантов и букраннеров. Площадка AIX для юниоров работает по-другому: положительного заключения отечественной консалтинговой компании достаточно для выхода на IPO.

TENGRINEWS:

Как вы можете прокомментировать мнения, которые периодически звучат в обществе, мол, нужно оставить полезные ископаемые для будущих поколений и зачем нам иностранные компании в горнорудном секторе?

Канат Кудайберген

Мы видим, как мир меняется. Сейчас все активно ищут альтернативу нефти, и уже прослеживается тенденция снижения актуальности углеводородов как ресурса. Такая же ситуация с рядом металлов, например оловом, которое в свое время считалось едва ли не белым золотом. Многие металлы уходят с рынка, им на смену приходят полимеры. Возможно, востребованные сегодня металлы и минералы завтра уже не нужны будут. Но они важны сейчас для будущего развития страны. Мы должны создать экономически и социально зрелое государство, возможность полноценного участия в глобальных экономических процессах, приумножить интеллектуальный капитал.

Казахстан — малонаселенная страна, большого внутреннего рынка сбыта у нас нет. Вместе с тем мир стал глобальным, крупные компании имеют налаженные системы сбыта продукции, компетенции и средства.

Запуск производства даже на одном месторождении – это трудоустройство минимум тысячи человек. Еще тысяч пять (индикативно) могут быть задействованы в поставках, сервисах и подрядных работах. Налоги и ренты, которые платят компании-недропользователи, — существенная статья пополнения бюджета страны. Кроме того, инвесторы приносят в страну новые технологии, компетенции, практики по управлению проектами. В целом приход иностранных инвестиций дает хороший импульс развитию.

На мировом инвестиционном рынке сейчас очень высокая конкуренция, я бы даже сказал, идет настоящая охота за инвесторами. И Казахстан не должен проиграть в конкурентной борьбе за инвестиции, в том числе в геологоразведку.

https://tengrinews.kz/conference/kanat-kudaybergen-geologorazvedka-investitsii-buduschee-393/
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в vk
VK
Ad

Другие новости

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *