«Они задыхаются». В Казахстане вновь требуют снизить пенсионный возраст для горняков

Казахстан — единственная страна на постсоветском пространстве, где шахтеры не входят в льготный список и уходят на пенсию на 10–13 лет позже своих коллег из других государств, говорит бывший горняк Серик Жумадилов. Он автор петиции с требованием снизить пенсионный возраст для шахтеров, металлургов и нефтяников. О том, что 63 года – неподъемная планка для трудящихся на столь вредном производстве, представители профсоюзов и независимые работники безрезультатно говорят много лет.

«КАЖДЫЙ КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ОБЕЩАЛ ПОДНЯТЬ ВОПРОС»

— Люди спускаются на такую глубину, а там везде тяжелый ручной труд, один перфоратор весит 30 килограммов. Под землей холодный воздух, перепады, кессонная болезнь (опасное для жизни состояние, при котором происходит вспенивание крови из-за резкого понижения давления) из-за глубины. Мой отец проработал 22 года в шахте. У него ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь лёгких). У моего ровесника инвалидность, сто шагов делает — задыхается, — рассказывает Серик Жумадилов, автор петиции, требующей снизить пенсионный возраст для работников добывающей отрасли.

Жумадилов, потомственный горняк, в шахту попал из университета, когда его после участия в Декабрьских событиях в 1986 году, лишив офицерского звания и красного диплома, направили на Иртышский полиметаллический комбинат, где он начал работать сменным мастером на глубине 300–500 метров.

В горняках Жумадилов пробыл семь лет: в 1994 году ему предложили стать главой поселковой администрации, за два десятка лет он доработал до заместителя акима района. Все это время, говорит бывший госслужащий, он пытается поднять вопрос о снижении пенсионного возраста для работников добывающих предприятий.

— От этой системы, от этого беспредела я устал. 24 года [ей] отдал. Каждый кандидат в депутаты клятвенно обещал поднять вопрос, но как только садились в депутатское кресло, они об этом забывали, — говорит Жумадилов. — На сегодняшний день ни одна республика постсоветская для шахтеров пенсионный возраст не подняла. В той же России в 53 года уходят. Все мои ровесники, которые трудились на руднике, переезжали в Россию. Отрабатывали. Сейчас вернулись, получают российскую пенсию.

«63 ГОДА — ЭТО ПРОСТО НОНСЕНС»

До 1997 года по закону «О пенсионном обеспечении граждан» в Казахстане было несколько категорий людей, имевших право на льготы при выходе на пенсию. К ним относились работающие в особо тяжелых условиях: мужчины уходили в 50 лет, женщины — в 45.

В 1997 году Казахстан стал первой страной в СНГ, реформировавшей пенсионную систему. В то время наблюдались гиперинфляция, демографические проблемы — увеличение числа пенсионеров и сокращение рождаемости. Правительство приняло решение перейти на смешанную пенсионную систему, основой которой стал накопительный механизм, работающий по принципу «сколько заработал, столько и будешь получать». Были отменены льготы для людей, занятых на вредном производстве. Возраст выхода на пенсию резко увеличился.

Серик Жумадилов считает, что реформа особенно ударила по шахтерам.

— Горняк, который провел 25 лет под землей, отдал свое здоровье, начал получать среднереспубликанскую пенсию. Моих старших товарищей, работавших в забое по 10–20 лет, нет уже в живых. Невообразимо, что этих людей лишили пенсии, — говорит он.

Шахтеры, выдвигающие различные требования, в том числе и о снижении пенсионного возраста, не раз устраивали забастовки. После крупной стачки в Карагандинской области в декабре 2017 года была создана инициативная группа, в которую вошли представители министерства труда и социальной защиты. Несмотря на заявления о том, что «вопрос отрабатывается», в итоге пенсионный возраст снижен не был.

Учредитель общественного объединения «Шахтерская семья» Наталья Томилова говорит, что для людей таких профессий это равносильно приговору.

— Каждый понимает, что государство обрекает шахтеров на инвалидность. Потому что практически ни один шахтер не доходит до пенсионного возраста здоровым. 63 года — это просто нонсенс, — говорит Томилова.

Губительность условий работы в добывающей отрасли для здоровья горнякам иногда приходится доказывать в судебном порядке. В апреле Темиртауский городской суд рассматривал дело, ответчиком по которому выступала горнодобывающая компания «Арселор Миттал Темиртау». В судебном решении, в частности, отмечалось: «Истец, работая на предприятии ответчика во вредных условиях труда, получил профессиональное заболевание, вызванное производственной пылью. Ему установлена 3-я группа инвалидности и утрата профессиональной трудоспособности в размере 55 процентов. Факт причинения вреда здоровью истцу при исполнении им трудовых обязанностей установлен и сторонами не оспаривается».

Между тем, эксперты заявляют, что официальная статистика профессиональных заболеваний не отражает реальность в сторону занижения. К такому выводу в своем докладе в марте 2019 года, в частности, приходила профессор Медицинского университета Караганды Айгуль Аманбекова. Согласно ее исследованию, частота профессиональных заболеваний в Казахстане в разы ниже, чем в странах с лучшими и более безопасными условиями труда: в 25 раз ниже, чем в Дании; в 23 раза ниже, чем в США, а также в несколько раз ниже, чем в Финляндии, Японии и Германии.

Специалисты говорят, что часто работники сами скрывают болезнь из страха лишиться места. Наталья Томилова считает, что профильные ведомства также могут «маскировать» профессиональные заболевания, то есть полученные из-за условий труда, под общими заболеваниями.

ТАМОЖЕННИКИ И ДРУГИЕ

Представитель профсоюза «Аманат» Берик Жагипаров говорит, что тема снижения пенсионного возраста для горняков в Казахстане поднимается вскользь и без особых перспектив на развитие.

— Иногда бывает, что депутаты могут высказаться в поддержку, но именно по пенсионному возрасту ничего не говорится, из этого можно сделать вывод, что власти не намерены даже рассматривать этот вариант. Наверное, из-за того, что денег нет в бюджете.

Эти слова косвенно вновь подтвердили в министерстве труда и социальной защиты, в котором Азаттыку два года назад уже сообщали, что у ведомства нет планов работать над реформой по снижению пенсионного возраста для людей, занятых во вредных и опасных условиях труда. На пресс-конференции 9 октября, отвечая на вопрос корреспондента Азаттыка, глава Минтруда и соцзащиты Биржан Нурымбетов вновь ответил отрицательно.

— Снижение пенсионного возраста в целом для любых категорий граждан не рассматривается в Казахстане, — ответил министр. Он добавил, что по закону работающие во вредных условиях имеют возможность выйти на пенсию раньше, заключив договор пенсионного аннуитета, если у них на пенсионном счету есть достаточное количество средств (10-14 миллионов тенге).

— Также для работников, работающих на опасных и вредных производствах, есть еще специальное государственное пособие, — сказал Нурымбетов.

Серик Жумадилов, комментируя ответ министра, отмечает, что собрать такую сумму на пенсионном счету не под силу большинству шахтеров, а размер упомянутых министром пособий он называет «мизерным».

— Пособие только для тех, кто до 1998 года имеет 10 лет подземного стажа и размер всего 15 МРП (37 875 тенге) при достижении 55 лет, — отмечает Жумадилов. — А чтобы получить возмещение вреда, нужно очень постараться угробить свое здоровье. [И] получают возмещение единицы.

Жумадилов говорит, что рассчитывает на петицию, которую на сегодня подписали 1200 человек. Он надеется, что поддержавших обращение станет больше и он сможет «уверенно пойти» с ним в государственные структуры.

— Я бьюсь над этим вопросом, чтобы восстановилась справедливость, это бесчеловечно, абсурд. Как человек под землей может отработать [до] 63 лет? Они задыхаются, — говорит он.

В Казахстане некоторые категории граждан все еще имеют право на более ранний выход на пенсию: в том числе военнослужащие (а также сотрудники специальных и правоохранительных органов, фельдъегерской службы, бывшего государственного следственного комитета) по выслуге лет, и с помощью пенсионного аннуитета — если на пенсионном счету достаточно денег.

Год назад добиться этой привилегии удалось таможенникам. В ноябре 2019 года они выходили с плакатами «Минфин, верни заслуженную пенсию». В результате сотрудники таможенных органов были причислены к военным и с тех пор имеют право выходить на пенсию на 15 лет раньше горняков — в 48-летнем возрасте.

По данным комитета статистики за 2019 год, в сфере промышленности в Казахстане трудится 1,6 миллиона человек, из них 22 процента — во вредных и опасных условиях труда. В открытом доступе статистики о средней продолжительности жизни шахтеров в Казахстане нет. В Украине, по официальным данным, этот показатель составляет 52 с половиной года.

Хадиша АКАЕВА, Багдат АСЫЛБЕК

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-petition-to-lower-the-retirement-age-for-mine-workers/30891082.html
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в vk
VK
Ad

Другие новости

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *