С чем столкнется инвестор при закрытии месторождения

Опыт дочерней компании АО «Алюминий Казахстана» показал, что на это может понадобиться несколько лет

Для экономики Казахстана сырьевой сектор остается «номером 1», поэтому закрытие добывающих предприятий приковывает пристальное внимание бизнеса, СМИ и общества. Десять дней назад Торгайское бокситовое рудоуправление, которое входит в состав АО «Алюминий Казахстана», перестало работать. Какие процедуры в такой ситуации должны выполнять добывающие компании? Что самое главное при закрытии рудника? И каких последствий при этом необходимо избежать?

Законодательство во всех странах мира требует, чтобы добывающая компания после завершения отработки запасов любого месторождения привела его территорию в такое состояние, когда, во-первых, она не будет представлять опасность для жизни и здоровья населения. А во-вторых, никоим образом не нанесет вред окружающей среде, например, не станет причиной загрязнения подземных вод и почвы вокруг месторождения.

Что касается Казахстана, то все компании, которые занимаются геологоразведкой или добычей сырья, формируют ликвидационный фонд, в который ежегодно перечисляют 1% от затрат на проводимые работы. Использовать средства фонда можно только с разрешения компетентного органа и исключительно для того, чтобы нивелировать последствия разработки месторождения. Это требование действует для юридических лиц, которые работают в этой сфере по контрактам, заключенным до принятия в 2018 году Кодекса РК «О недрах и недропользовании». Для компаний, которые получили лицензии на добычу, разработку уже после того, как кодекс начал действовать, существуют другие правила. Но в любом случае к завершению отработки месторождения разрабатывается проект ликвидации, который обязательно проходит экологическую экспертизу.

Мы обратились в пресс-службу АО «Алюминий Казахстана», чтобы выяснить, как процесс ликвидации происходил в случае с ТБРУ. Часть Торгайских карьеров и отвалов уже ликвидированы и рекультивированы в процессе отработки месторождения, а также есть горные объекты, которые не проходили техническое и биологическое восстановление. Такие карьеры затопят грунтовыми водами, а отвалы засеют семенами разных трав.

Здания продадут частным или юридическим лицам, а невыкупленные сооружения демонтируют. К некоторым активам проявили интерес акимат и бизнесмены Аркалыка, в частности, в здании рудоуправления после ремонта откроется региональная больница, здание передано властям города на бесплатной основе. Пять объектов ТБРУ безвозмездно передадут ТОО «Алюминстрой» и ИП «Керейт». Еще один участок по ремонту железнодорожного оборудования уже арендует ТОО «ARQALYQREMSERVIC», позже компания получит его в безвозмездное пользование. Так же, как и здание столовой, и часть горной техники. Впрочем, так же, как и цех, в котором началась деятельность новой для Аркалыка ремонтной компании – участка ремонтно-механического оборудования. Директор этого предприятия Виктор Суровцев — бывший сотрудник ТБРУ. Открыть свое дело ему удалось благодаря совместной программе ERG и НПП «Атамекен».

Таким же важным является вопрос трудоустройства работников закрытых месторождений. Эти проблемы ложатся на плечи владельцев как по закону, так и по морально-этическим нормам. В пресс-службе «Алюминия Казахстана» нам сообщили, что программа для сотрудников ТБРУ (на 31 декабря 2017 года их было 793) началась в 2017 году, а на 1 января 2020 года в Торгайском бокситовом рудоуправлении работал 681 человек (1,4% от населения Аркалыка). Большая часть из них просто не поверили в разговоры о скором закрытии рудника. Когда же всем стало понятно, что этого не избежать, некоторые сотрудники захотели остаться в структуре ERG, в результате больше 100 человек получили новые рабочие места внутри группы. Те, кто не смог выбрать близкую для себя специальность в подразделениях ERG, устроились работать в разные организации города. Но есть работники, которые остались на прежнем предприятии, правда теперь это не ТБРУ, а цех отгрузки глины Краснооктябрьского бокситового рудоуправления, в нем работают 126 человек.

Руслан Исламов больше 8 лет проработал в ТБРУ слесарем по ремонту подвижного состава железнодорожного участка, по совместительству был крановщиком. Вот уже шесть месяцев он занимает аналогичную должность в Соколовско-Сарбайском горно-обогатительном производственном объединении, только работает вахтовым методом.

«Мне предлагали много вариантов трудоустройства, я выбрал тот, который удобнее и ближе мне по опыту работы. Я не привык долго быть вне дома, но на новом месте с головой уходишь в работу и скучать не приходится, — рассказал Руслан. — Да и коллеги открытые, помогут советом и делом. В целом я рад тому, что остался в этой же компании, где мне знакомы и принципы, методы работы».

СМИ уделили закрытию Торгайского бокситового рудоуправления большое внимание по вполне понятным причинам. Это одно из старейших добывающих предприятий страны, основано в 1956 году. ERG выкупила его в 1994 году, ТБРУ в тот период переживало финансовый кризис. В августе 1996 года оно вошло в состав АО «Алюминий Казахстана». За 65 лет на предприятии отработали больше 1,5 млрд кв. м горной массы, добыли свыше 80 млн тонн боксита и 20 млн тонн огнеупорной глины. Однако за это время запасы в карьерах были полностью отработаны. Поэтому и было принято решение закрыть ТБРУ, пояснили в компании.

Автор: Ксения БОНДАЛ

https://kapital.kz/business/94380/s-chem-stolknet-sya-investor-pri-zakrytii-mestorozhdeniya.html
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в vk
VK
Ad

Другие новости

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *